vot-tak.tv
clear search form iconsearch icon

«Нет никаких шансов снова стать полуофициальной колонией». Молодой журналист из Украины написал бестселлер о войне: почему книга стала хитом на Amazon и о чем расскажет россиянам

Украинский военный во время боя на авиабазе под Киевом. 27 февраля 2022 года.
Фото: Максим Левин* / Reuters / Forum *Убит российскими военными весной 2022 года

Англоязычная книга I Will Show You How It Was 32-летнего украинского журналиста Ильи Пономаренко попала в список бестселлеров крупнейшего интернет-магазина Amazon да еще и заслужила отметку «Выбор редактора» в категории исторических книг. I Will Show You How It Was — это сборник документальных историй киевлян и жителей Киевской области, жизни которых изменило российское вторжение в Украину 24 февраля 2022 года. «Вот Так» поговорил с автором бестселлера о том, для кого писалась эта книга, что нового благодаря ей смогут узнать для себя россияне и о том, как завершится война.

Обложка книги I Will Show You How It Was Ильи Пономаренко

— Ты написал книгу о войне, которая еще не закончилась. Обычно все же книги о войне пишут после их завершения. Чем ты руководствовался, выпуская книгу, ну, прямо, скажем, посреди войны?

— Изначально я предполагал написать стандартную военную историю, обозрение битвы за Киев, которая, по моему мнению, была одной одну из самых важных, если не самую важной победой Украины. Эта победа определила ход войны на месяцы и годы вперед. Но со временем я начал понимать, что найдется немало людей, которые сделают такую работу лучше, чем я. Тем более, на английском языке. Все-таки в англоязычных странах хватает военных специалистов, способных детально разобрать ход битвы.

И я понял, что мне лучше написать то, что они не напишут, то, что может написать только украинец. Описать эмоции, жизненный опыт человека, который оказался в уникальной ситуации: живешь себе в привычном мире, и тут твой любимый город, твоя любимая страна оказываются на краю гибели. И при этом я хотел очень сконцентрироваться именно на первых неделях полномасштабного вторжения, то есть как раз на битве за Киев. Потому что это было настолько уникальное явление с точки зрения человеческой психологии, с точки зрения того, как общество себя повело.

Интервью
«Я понимаю, что в этом виновата и я». Российская журналистка Виктория Ивлева представила в Киеве фотовыставку о последствиях уничтожения Каховской ГЭС
06.06.2024 06:15

Это была такая точка невероятного единения, патриотизма, энтузиазма. Это было настолько яркое проявление презрения к смерти, настолько выраженная готовность к борьбе, несмотря на очень низкие шансы на победу, что я просто обязан рассказать, как именно это было. Как мы жили и работали в тени все приближающейся большой войны, как мы проходили путь от неверия в то, что она начнется до осознания ее неизбежности. Как, когда она началась, люди делали выбор не бежать, не уйти, не капитулировать, а делать то, что надо, верить в то, что правильно. И в результате такого человеческого чуда была добыта победа над злом, в которую никто абсолютно не верил.

И я хотел донести именно эту мысль: делайте то, что должны, это единственный путь к победе добра над злом.

Это доказано битвой за Киев, провалом российского наступления на столицу. Это была ключевая, неожиданная и заслуженная победа, но это было только начало нового кошмара, который продолжился. Поэтому это точно история о начале войны, но об очень славном и очень моральном начале войны.

Украинские военные уезжают на российском танке, захваченном ими после боев под Броварами, недалеко от Киева, Украина, 10 марта 2022 года.
Фото: Thomas Peter / Reuters / Forum

— А как же произошел переход от идеи написать книгу о танковых частях, окружениях и перемещениях войск к идеи написать книгу о людях? Конкретных людях. С именами и фамилиями, с их историями.

— Действительно я отказался от идеи рисовать карты, чертить стрелочки, использовать бесконечные военные термины, потому что я понял что у меня есть нечто гораздо более нужное и важное, то, что не расскажут люди, которые не жили в Украине, не участвовали в Евромайдане, не имеют прямой душевной связи с Киевом, с этой землей, в принципе с Украиной. И как журналисту мне было очень важно рассказать людям, что на самом деле находится за заголовками, сообщающими о ходе боевых действий.

Вот в первые дни вторжения мы читали новости от агентств о том, как российские войска атакуют Киев. Шли сообщения, с яркими заголовками вроде «Аналитики считают, что Киев падет через 48 часов». Но на самом деле за этим заголовком бесчисленные судьбы людей, который находятся в этом древнем городе, их родных, их близких.

Еще одним мотивом для написания именно такой книги было желание объяснить иностранцам как важен Киев для нас. Что для нашей части мира он имеет такое же цивилизационное значение как Рим для Западной Европы.

Это ключевой город нашей истории, но же и город нашей повседневной жизни. И вторжение России — это покушение и на нашу историю, и на нашу современность, попытка отобрать у нас то, что важно для нас сейчас, и то, что было важно всегда. Мне казалось важным показать Киев таким, каким видим его мы. С нашими любимыми улицами, которые вдруг опустели, с людьми, которые в конце февраля 2022 года еще весело ходили по барам и магазинам и даже не задумывались о том, что на них надвигается. Киев всю свою историю притягивал самых разных людей с самыми разными судьбами, которые приезжали сюда строить карьеры, искать свое счастье, связывать с ним свои надежды.

Женщина перебегает улицу рядом с противотанковыми заграждениями в центре Киева. 10 марта 2022 года.
Фото: Глеб Гаранич / Reuters / Forum

И вот в один день все это может исчезнуть: карьеры, надежды, счастье. Все это может сгореть в огне войны, причем очень незаслуженной и очень несправедливой войны, кошмарной преступной войны. И все эти смыслы не попадали в заметки иностранных агентств, они отсутствовали в заголовках их новостей. И их надо было донести.

А еще надо было рассказать, что происходило с людьми в Буче, о боях в Ирпене, о том, что ощущает человек, когда рядом с его любимым супермаркетом, в который он ходил каждый день, прямо на улице появляются могилы людей, которые были убиты в ходе обстрелов и которых соседи хоронили буквально у входа в супермаркет под деревянными крестами, потому что никак и нигде иначе похоронить их было нельзя.

Интервью
«Зеленский совершил историческую ошибку». Автор книги «Польша на войне» Збигнев Парафянович — о непростых отношениях Варшавы с Киевом и страхе США перед победой Украины
30.11.2023 13:54

Все это тоже не могло поместиться в заголовки новостей. Там не поместился смрад валявшихся повсюду тел российских десантников, запах сгоревших колонн вражеской военной техники, вид превращенных в пепелища домов и садов. И я хотел показать, что на самом деле кроется за этими заголовками, и насколько это страшнее, чем может показаться при прочтении сухих новостей.

— А ты сам тогда в конце 2021-го года и в начале 2022-го верил в прогнозы о полномасштабном вторжении России в Украину?

— Я проделал долгий путь от полного отрицания самой возможности большой войны до постепенного осознания ее неизбежности, через попытки заставить себя действовать, когда стало понятно, что россияне действительно собираются идти нас захватывать.

Я все это прошел. И далеко не только я. У очень многих людей в Украине были все причины, для того, чтобы отрицать саму возможность большой войны. Потому что то, что произошло 24 февраля, было настолько абсурдным, настолько противоречащим здравому смыслу и практической логике, что это казалось абсолютно нереальным.

«Они не могут быть настолько глупы и настолько безрассудны чтобы сотворить вот это», — мы правда так думали. До самого конца была надежда, что полномасштабного вторжения не будет.

Мы думали, что все, что делает Россия — все эти скопления сил у границы, признание «ЛНР» и «ДНР» — это какая-то политическая игра, а не подготовка к войне. И мы так успокаивали себя до самого последнего момента, до ночи 24 февраля, когда начался первый массированный ракетный обстрел Киева.

Я, хоть и надеялся на лучшее, все-таки начал в феврале готовится к худшему. Позаботился о безопасности мамы и девушки, купил запасы еды, разрабатывал планы продолжения журналистской работы.

Женщина плачет из-за нехватки места для нее и ее ребенка в эвакуационном поезде на центральном вокзале Киева, Украина, 2 марта 2022 года.
Фото: Raphael Lafargue / ABACAPRESS.COM / Forum

— Скажи, ты книгу писал сразу по-английски? Ты понимал, кто будет ее читателем, представлял себе того человека, который купит ее в книжном магазине или закажет на Amazon?

— Да, писал сразу по-английски и, думаю, точно знал, что нужно сказать моему читателю. Почти всю мою журналистскую карьеру я ориентировался на зарубежного читателя, поэтому я понимаю что нужно показать, чем его можно заинтересовать что действительно важно условному, как я люблю говорить Джо из Оклахомы, и что ему можно рассказать о том, что с нами произошло.

Писал книгу в серьезном стрессе, с большой усталостью после практически года интенсивной работы репортером на войне. И плюс не прекращая основную работу, поэтому мне это было тяжело. При этом я изначально сделал ставку на общечеловеческий простой душевный разговор с читателем о ценностях, которые дороги любому человеку на земном шаре.

Илья Пономаренко.
Фото: личная страница в Facebook

И я очень хотел показать иностранцам, что такое Киев, что это за город, почему он настолько важен. Можно сказать, я беру своего читателя в небольшие прогулки по Киеву времен начала войны и ожидания этого начала. Веду его по Подолу, показываю все классные места там, потом веду на Печерск, к правительственному кварталу, рассказывают, как тут хорошо гулять летними вечерами. То есть, пытаюсь нашего Джо из Оклахомы впечатлить городом, показать ему, почему так важно, чтобы Россия никогда не получила его в свои лапы. И почему Владимир Путин на самом деле настолько безумен и настолько повернут на этой навязчивой идее заполучить Киев. Почему он так хочет его.

— Если твою книгу купит россиянин и прочитает ее, что он для себя поймет про Киев и про Украину?

— Я думаю, что он точно поймет, что украинская нация уже сформировалась как таковая, что мы очень разные с россиянами. Что у нас уже больше общего с народами Западной Европы, что за последние десятилетие мы отдалились от российского культурного пространства, от политического их влияния, что мы стали намного более вестернизированы не только на культурном уровне, а еще и на ментальном уровне, на уровне того, как мы воспринимаем наше будущее, на уровне того, как мы воспринимаем наши отношения с властью.

У нас сложилась своя, абсолютно непонятная россиянам, массовая культура. Свои мемы, свой стендап. Нам неинтересно и непонятно происходящее в России, мы не хотим знать о ней, не хотим слышать о ней. Украина настолько изменилась за десятилетие и особенно за последние два с половиной года войны, что она просто органически несовместима с Россией.

Нет уже никаких шансов вернуться в 2012 год и снова стать полуофициальной российской колонией и плохой пародией на российское государство.

Я еще даже не говорю о страшной травме масштабной войны, которая отрезала украинцев от россиян на очень-очень многие десятилетия, если не столетия. Я в книге хвалю Украину и делаю это искренне. Это наша страна, которую мы любим, которую сохранили ценой неимоверного подвига украинских военных. Наша страна особенная, она стоит того, чтобы за нее сражаться. Россияне этого не понимали. Не верили в то, что мы так отчаянно будем биться за Украину.

В книге есть история про то, как я нашел останки и вещи одного из российских солдат — этнического бурята — который погиб в Киевской области в марте 2022 года. Я через Google нашел информацию об этом российском военнослужащем из Бурятии.

Вот этот 24-летний бурят, который погиб за 7 тысяч километров от своего дома на преступной войне. Погиб молодым абсолютно бессмысленно, ничего толком не успев в жизни, но при этом убил наших ребят, наших девчат.

Они тоже были совсем молодыми, хотели жить, хотели радоваться, иметь семьи и наслаждаться жизнью, но погибли, чтобы остановить его и таких, как он. Я бы хотел, чтобы россияне, те из них, кто имеет хоть немного совести, задумались об этом. О том, что их люди погибают бессмысленно, да еще и убивают людей ни за что.

Скелеты погибших российских военных летчиков среди обломков сбитого и сгоревшего вертолета посреди поля. Украина, апрель 2024 года.
Фото: Mykhaylo Palinchak / Zuma Press / Forum

— Поделишься профессиональными секретами? Расскажешь, как писать книги, которые окажутся в списке бестселлеров Amazon?

— Ух, ну сложно мне делиться секретами, поскольку это мой дебют, это моя первая полноценная книга. Но я на самом деле думаю, что секрет заключается в том — и мне об этом часто, кстати, говорили американские издатели — чтобы работа была искренней, чтобы то, о чем ты пишешь, было выстрадано, осмысленно, пережито тобой лично. Чтобы на бумагу попадало то, что прошло через твою душу. Я вот часто замечаю, что люди, где бы они не родились, ценят честность, чувствуют ее, тянутся к ней.

В книге, которую я написал, ничего выдуманного, там абсолютно реальные и честные истории того, то что происходило в начале большой войны и перед самым полномасштабным вторжением. И я думаю, что из-за этого, из-за такого разговора о общечеловеческих ценностях, эта книга очень многим понравилась, очень многих задела. Я считаю свою задачу выполненной. Когда я смотрю комментарии о своей книжке на Amazon или Goodreads, то вижу, что подавляющее большинство читателей поняли мою мысль и почувствовали то, что я хотел им передать.

— Каким ты видишь окончание войны?

— Я думаю что война закончится тем, что большая часть нашей территории останется под нашим контролем. На Россию опустится новый железный занавес и, боюсь, из-за ошибок со стороны мирового сообщества и наших партнеров, которые колебались, не решаясь оказать нам всю необходимую помощь, за этим занавесом окажется и часть украинской территории.

Величайшая победа Украины будет заключаться в том, что она выжила. Да, не вся территория окажется под контролем законного правительства и демократической республики.

Тем не менее Украина выживет как государство, Украина выживет как народ, она станет еще более крепкой, она станет еще более сплоченной. При этом момент заключения мира или перемирия станет для нас новым этапом борьбы за независимость, мы с первого же дня этого мира начнем титаническую работу для предотвращения новой войны. Потому что только построив страну по-настоящему мощную и достаточно вооруженную для того, чтобы не стать объектом еще одного нападения, мы можем выжить.

Интервью
«Россия не должна завершить эту войну с ощущением, что победила». Польский военный эксперт Мацей Шопа о текущем положении на фронте в Украине и сценариях завершения войны
06.02.2024 06:00

Любой мир, любое перемирие станут лишь временными для нас, если у нас не будет мощных вооруженных сил, реальных военных союзов, экономики, способной поддерживать военную промышленность. Вообще, давать прогнозы, что-то предсказывать на войне невозможно. Вспомните, что западные специалисты не верили в то, что Украина продержится дольше нескольких недель, что война будет быстрой и победной для россиян. Но я верю в лучшее и надеюсь, что мы придем к этому лучшему.

Беседовал Юрий Мацарский

Подписывайтесь на наш телеграм-канал, чтобы не пропустить главное
Популярное